Ты только никого не подпускай к себе близко, – говаривал Кестер, – а подпустишь – захочешь удержать. А удержать ничего нельзя…| . . , , | Когда отец посвящает себя своему сыну, оба смеются, когда сын посвящает себя своему отцу, оба плачут.| |Можно улыбаться, улыбаться и быть подлецом.| |К Богу приходят не экскурсии с гидом, а одинокие путешественники.| |Что бы ни случилось в доме, воровство или убийство, все равно люди должны завтракать.|